Microcamtest

Лайфстайл портал

Считаю себя ужасным, гнилым человеком

«Это я, это мое»

Если вы сейчас посмотрите вокруг, то, наверное, увидите много хорошего, множество вещей, которые должны бы доставлять вам радость. Но почему-то это не так, и причина, возможно, в том, что вы испытываете очень распространенный страх быть собой. Чтобы сказать: «Вот это для меня важно, вот этого я хочу», нужны немалая смелость и уверенность. Одна из причин, по которым вы не достигаете желаемого, — то, что вы боитесь показать миру, чего хотите на самом деле. А когда вы получаете от жизни то, чего хотите, уже само осознание того, что это для вас важно и ценно, придает уверенности и сил, чтобы сохранить достигнутое. Когда вы уверенно можете сказать о достигнутом: «Это я, это мое», это уже повод для гордости.

Из книги «Победи свой страх»

Видео

Признаки расстройства

Главным признаком BDD является недовольство своей внешностью. Под раздачу попадают любые части тела. Чаще всего это кожа, лицо, пропорции тела и лишний вес, волосы, ноги, живот. Больные находят у себя вымышленный недостаток или утрируют особенности тела: маленькая грудь, горбатый, огромный нос, кривой рот, лупоглазость. 

Банальный пример: девушка с объективно хорошей фигурой считает себя «жирной коровой», безобразной, бесформенной.

Самокритичность – довольно неплохая вещь, зависть – естественная и неотъемлемая у любой личности. У дисморфофобов критичность по отношению к себе развита чрезмерно, выходя за грани дозволенного. Они просто считают себя уродами, не имеющими права на полноценную жизнь, сравнивают себя с другими людьми или публичными личностями, жалуясь и сокрушаясь, почему не могут иметь такую же «нормальную» внешность.

Вымышленный дефект овладевает жизнью больного. Он постоянно думает, как скрыть его от окружающих. Например, «полноту» маскирует балахонной одеждой, родинки на шее прикрывает шарфом. Чтобы скрыть лобные морщины, надевает кепку или отращивает челку, незначительные изъяны кожи закрывает тонной косметики.

Поведение дисморфофоба характеризуется определенными нюансами:

  • много времени тратит на разглядывание себя в зеркале. Вне дома рассматривает собственное отражение в любых зеркальных поверхностях – витринах магазинов, оконных стеклах;
  • отказывается смотреться в зеркало. Убирает все зеркальные поверхности из собственного пространства. Если их случайно обнаруживает, то под напором эмоций способны разбить;
  • избегает фотографироваться. В его арсенале имеется всего несколько фото с личным изображением. Говорит, что плохо получаются на фото. Находит любую причину, чтобы избежать попадания в кадр. На самом деле, катастрофически боится, что его «уродство» будет зафиксировано;
  • интересуется информацией о пластической хирургии, косметических процедурах, диетическом питании;
  • перед выходом из дома тратит много времени на сборы, тщательно оттачивают образ, чтобы «изъян» случайно не засекли посторонние;
  • фанатично увлекается спортом;
  • в общении с близкими систематически поднимает вопрос своего дефекта. Заставляет говорить, что он уродлив, доводя дело до скандала;
  • в определенный момент перестает выходить из дома или показывается на улице в малолюдное время, например, днем, когда основная масса людей на работе или ночью – темно, никто не увидит;
  • мысли о дефекте рождают навязчивые действия – ощупывание лица, волос, своеобразное положение тела;
  • формирует экстравагантный образ, чтобы отвлечь внимание от недостатка.

От насморка до пневмонии

Человек с расстройством — совсем необязательно отличается эксцентричным поведением, та же шизофрения, например, которая звучит как самый страшный диагноз и ассоциируется у нас с какими-то такими бурными симптомами, может проходить очень мягко, а может и очень тяжело, вплоть до деменции.

Биполярное расстройство может быть функциональное, как у меня, когда ты еще можешь работать, а можешь быть с бредом величия, с галлюцинациями и так далее. Ровно то же и с депрессией: ее кто-то переносит на ногах, а кто-то ложится носом к стене.

Тут я могу предложить метафору: любое расстройство может быть на уровне «насморка», а может быть на уровне «воспаления легких». Несмотря на то, что природа его остается в целом той же.

На практическом уровне два этих полюса можно назва

На практическом уровне два этих полюса можно назвать невротическим и психотическим уровнями. Такое деление — это не разделение диагнозов на «сложные» и «легкие», оно скорее отражает их грани, насколько глубоко расстройство «пустило корни».

Невротический уровень — условный уровень «насморка» — характеризуется тем, что человек сохраняет адекватность, критическое отношение к настоящему, понимает, что с ним что-то не так. Человек в депрессии обычно осознает, что его картина мира искажена, хотя переживаться она может фантастически реалистично. То же можно говорить о тревоге.

Психопатический уровень — самый сложный, это «воспаление легких». Тут требуется серьезная стационарная помощь. Стоит отметить, что, даже если человек несколько раз в год выходит в психотическое состояние, подавляющую часть времени он может быть абсолютно адекватным, работать на работе и так далее. Но периодически, например, на осень, он вынужден госпитализироваться.

Лечение

Многие люди, страдающие дисморфофобией, относятся критически к своему состоянию, но самостоятельно справиться с ним не могут. Мешает этому непреодолимый страх, охватывающий больного, хотя тот прекрасно осознает его бессмысленность.

Чтобы понять, нужна ли человеку помощь со стороны, и чтобы помочь себе разобраться в собственных ощущениях, больной может пройти тест на дисморфофобическое расстройство. Такой можно найти в интернете – он находится в свободном доступе.

Лечением патологии занимается врач-психиатр. Положительное воздействие оказывает на пациента прием психотропных препаратов, в частности, антидепрессантов, а также когнитивно-поведенческая психотерапия.

Очень важным аспектом, который обязательно стоит учитывать при терапии, является наличие другого расстройства. Тогда дисморфофобия становится только синдромом в рамках данной психопатологии. В первую очередь проводят лечение основного расстройства. И только затем, если BDD не проходит в рамках терапии основного заболевания, приступают к его ликвидации.

 

Теги